«Красная суббота» Никиты Хрущева

Все мы слышали про «Кровавое воскресенье», когда проклятый Николай Кровавый расстрелял мирное шествие рабочих. А за это, в свою очередь, добрые большевики расстреляли Николая Кровавого и всю его семью.

Отличная история о социальной справедливости, которую нам в школе рассказывают учителя. Иначе и быть не может, ведь СССР, как нам известно, был страной справедливости, фей, единорогов, настоящей колбасы и вкусного мороженого.

Вернемся же в этот самый СССР, а именно — в Новочеркасск, моногород в Ростовской области. Моногород — это город, построенный вокруг одного предприятия, и в случае Новочеркасска таковым является электровозостроительный завод.

На дворе 1 июня 1962 года, 10 часов утра. Около 200 рабочих завода прекращают работу. Они недовольны недавним понижением зарплат на фоне роста цен на мясо и молоко.

Протестующие требуют встречи с руководством завода. Все больше и больше людей примыкает к протесту. К ним выходит директор завода Курочкин. Пытаясь отшутиться он произносит ужасную фразу: «Нет денег на пирожки с мясом — жрите с ливером.» Циничное безразличие руководства и послужило спусковым крючком массового протеста. Рабочие взорвались. Забастовка охватывает весь завод, и Курочкину приходится спасаться бегством от разъяренной толпы.

К 12 часам в протестах участвует свыше 5000 человек. Забастовка выходит за пределы завода.

В 14 часов протестующие перекрывают железную дорогу — основную магистраль, соединявшую союзный центр с югом. Штурмом берут пассажирский поезд «Ростов-на-Дону — Саратов». На «поверженном» локомотиве гордо красуется надпись: «Хрущева — на мясо!». Обезумев от безнаказанности, толпа требует сжечь главного инженера завода Елкина — единственного из руководства завода, кто не успел укрыться. Узнав о забастовке, Хрущев отдает приказ: любой ценой подавить протест. Для этих целей к городу была направлена 18-я танковая дивизия Северо-Кавказского военного округа.

Около 16 часов со здания управления завода сорывают портрет Хрущева. Предпринимаются попытки взять штурмом здание управы, где забаррикадировалось руководство завода. Тех из них, кто выходил на балкон для обращения к протестующим, забрасывают бутылками и камнями. Сотрудники милиции не рискуют вмешиваться в происходящее.

В 19 часов сотрудники милиции предпринимают попытку оттеснить протестующих от здания управы, но она терпит неудачу. В результате столкновений трое сотрудников милиции избиты. После провала милицейской операции решено задействовать военных. Приказ отдаёт лично министр обороны СССР Малиновский.

К 20 часам к зданию заводоуправления подъезжают несколько сотен военных и три БТР. Активных действий солдаты не предпринимают, их задача — отвлекать толпу, пока бойцы спецназа КГБ освобождают осажденное руководство завода. Завершив операцию, военные удаляются, а окрыленные успехом протестующие предаются пьянству и хулиганству.

Ночью в город вошли танки.

Поползли слухи о задавленных техникой рабочих. Начались нападения на военных, несколько солдат ранены. К 4 часам утра военным удалось очистить завод от протестующих.

К рассвету военные взяли под свой контроль все стратегические объекты города.

Рабочим приказано явится на рабочие места и продолжать работу «под дулом». В ответ на это протестующие вновь собрались во дворе завода и стали силой принуждать коллег бросить работу.

Достигнув критической массы, толпа выдвинулась к центру города, к ней присоединились случайные прохожие, в том числе женщины и дети.

Хрущев получил такое донесение:

«Совершенно секретно. Экз. № 1 ЦК КПСС…

Движение по железной дороге 2 июня было прекращено. Под влиянием подстрекателей и провокаторов толпа, достав красные знамёна и портрет Ленина, в сопровождении детей и женщин направилась в город».

Военные перекрыли мост через Тузлов танками и БТР, но демонстранты пустились вброд. Количество протестующих росло.

Председатель горисполкома КПСС Замула предпринял попытку обратится к рабочим, однако толпа встретила его предсказуемо — камнями и бутылками.

Толпа начала штурмовать здание горисполкома. Всех пойманых партработников и чекистов вытаскивали на улицу и избивали. Рабочие водрузили на балкон горисполкома красные знамена и портрет Ленина.

Около полудня к зданию горисполкома прибыл начальник гарнизона генерал-майор Олешко в сопровождении солдат.

Солдаты оттеснили рабочих от здания и выстроились в две шеренги.

Был дан залп в воздух.

«Холостыми стреляют!», послышалось из толпы, и протестующие двинулись на солдат.

Увы, это было не так.

Генерал-майор Олешко отдал приказ стрелять на поражение.

Очевидцы описывали расстрел так:

После выстрелов посыпались, как груши, любопытные мальчишки, забравшиеся на деревья в скверике. Сидел среди ветвей и будущий генерал — двенадцатилетний Саша Лебедь. Жил он на соседней улице Свердлова, которая теперь названа его именем, всего в квартале от горкома. Естественно, не мог не прибежать и не поглазеть. Он сам об этом потом рассказывал, когда приезжал в город во время персональной президентской кампании. О том, как после первых выстрелов кубарем скатился вниз, как каким-то чудом перемахнул через высоченный забор. Видел вроде бы и убитых малышей. Тому есть и другие косвенные подтверждения. Очевидцы вспоминают про рассыпанную обувь и белые детские панамки: они валялись по всей кроваво-грязной площади.

По всему городу начались нападения на военных. Протестующие пытались завладеть оружием, часть жителей направилась брать штурмом горотдел милиции.

По всему городу звучали выстрелы.

Всего в результате столкновений, только по официальным данным, было убито 24 человека и 87 были ранены.

Власти отрицали расстрел и отказывались выдавать тела родственникам.

Ночью тела погибших тайно вывезли из города и захоронили в безымянных могилах. Данные о местах погребения были засекречены.

По городу поползли ужасные слухи о количестве погибших и арестованных.

В 10 часов 3 июня около 500 человек вновь собрались у здания горисполкома. Однако шокированные недавним расстрелом протестующие поддались на убеждения партработников и вскоре разошлись. Ночью с 3 на 4 июня было арестовано около 300 человек.

Семеро арестованных были приговорены к высшей мере, 105 человек — к 10–15 годам строгого режима.

Данные о трагедии были засекречены до 1992 года. Со всех участников событий была взята подписка о неразглашении.

Текст: Артём Владимиров, движение «Чайный Клуб»

Xотите, чтобы публикации выходили чаще? Подписывайтесь на @libteaclub в соцсетях:

VK | FB | TG | INST | Twitter | YouTube

Если эта статья вам понравилась, и вы хотите помочь нашему делу, вступайте в ряды нашего Движения или поддержите нас финансово:

  • Cбербанк: 4274 3200 6027 2872
  • Тинькофф Банк: 5536 9139 2281 7891
  • Bitcoin (BTC): 1MBkcH7cSkNuxdtrXrNFygiEtemCMpV8V4
  • Ethereum (ETH): 0xf44fbe11d3f05d2c351ae4a96762a3a78ea4121b